Трехсвятительский кафедральный храм в Париже

☦ Корсунская епархия

Литургия в неделю двадцатую по Пятидесятнице

22 октября 2017 года, в неделю двадцатую по Пятидесятнице, память святых отцов VII Вселенского Собора и апостола Иакова Алфеева, иеромонах Иосиф (Павлинчук) в сослужении диакона Марка Андроникова совершил Божественную литургию в храме Трёх Святителей.

За богослужением пел хор Храма, регент Александр Ребиндер.

После чтения святого Евангелия отец Иосиф обратился к участникам Богослужения с проповедью:

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Евангельское чтение, посвященное воскресению сына наинской вдовы – повествование потрясающее по своему духовному, нравственному и педагогическому смыслу. Невозможно для человека принять смерть в любых её проявлениях: это противоестественно. Хотя нет, это естественно. И любой человек, наверное, каждый из нас кроме самых маленьких, это понимает и опытно знает, что смерть имеет место и входит в нашу жизнь. И все-таки, это противоестественно. Человек создан для вечности, и любое его соприкосновение со смертью вызывает протест.

Отец Николай Штеинхард описывает в своей «Журнале» такой случай: «Один мальчик узнал, что умер сын вахтерши; и его это так огорчило, что он не мог успокоить себя, все плакал и плакал. Мать его утешала: «В конце, концов это не твой братик». Но аргумент на него не подействовал: «Этот мальчик не мой братик, но если о нем плачу, он мне не чужой. Это решение принимают мои слезы»». Что на это сказать? – однозначного ответа, наверное, не найти.

Вот другой пример: вчера, в субботу, служил в Южине, и регент подходит ко мне и спрашивает: «Может, не петь заупокойный кондак?» Я в недоумении смотрю на неё: «Почему?» – «Каждый раз когда его пою, не могу сдержаться, очень грустно», – поясняет она.

Да, мы знаем, что и Спаситель прослезился, когда увидел Марию, плачущую о своем брате Лазаре. Кто сможет удержаться от слез, видя, как мать хоронит единственного сына или дочь. Нет, с этим невозможно смириться. И Христос не смирился. Он подошел к одру, остановил процессию, прикоснулся к мертвому телу и сказал: «юноша! тебе говорю, встань!» (Лк. 7:14). И чудо совершилось. Воскрес отрок!

Почему не все вдовы получают своих сыновей и дочерей? Почему это совершилось тогда, и сейчас мы такого не видим? Наверное, много причин, почему это не происходит сейчас, мне бы хотелось подчеркнуть только некоторые. Христос входит в историю как один из нас во дни Ирода царя, Понтия Пилата, соприкасается с конкретными людьми, страдающими, скорбящими, унывающими и старается им помочь каждому в отдельности, а иногда и всему собранию, но Он не нарушает границы времени и пространства. Он показывает образ, но не меняет ход истории, Он воскрешает мертвых, но не уничтожает смерть. Да в Своём воскресении, Он побеждает её (смерть) в самом Себе, но мы все остаемся под властью её. Он пошатнул её силу, она уже не царствует, как раньше. Как рассвет предвозвещат восход солнца, так проповедь Евангелия приготавливает восход Солнца Правды. Смерть схвачена за горло, как жертва в когтях хищника, и царству её приходит конец. Но почему ещё он не настал? В апокалипсисе апостол Иоанн Богослов прекрасно отвечает на этот вопрос: «Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведник да творит правду еще, и святый да освящается еще». (Отк. 22:11)

Хочу закончить эту проповедь словами, которые сказал о. Рафаил Нойка, ученик Софрония Сахарова, в четверг на встрече с монашествующими: «Братья, у нас есть время. Есть время делать всё, что мы хотим, продолжать дело начатое Спасителем, возвещать всем ближним и дальним, что благ Господь, что смерть уже не имеет прежнюю силу, что ее основания поколебались и мы все ждем новую землю и новую жизнь».

Жизнь будущего века, которая настанет. И мы веруем, что мы в Спасителе будем в жизни вечной, если Он сподобит нас. Поэтому молимся на каждой Литургии: «христианскую кончину и жизнь вечную даруй нам, Господи». Аминь!

По окончании Литургии состоялась братская трапеза.