Литургия во вторую Неделю Великого поста

24 марта 2019 года, во вторую Неделю Великого поста, святителя Григория Паламы, архиепископа Фессалонитского, в храме Трёх Святителей была совершена соборная божественная Литургия. Престолу Божию на литургии предстояли настоятель храма протоиерей Николай Ребиндер, протоиерей Николай Озолин, иерей Августин Соколовски, иерей Сергий Ким и диакон Марк Андроников.

За богослужением пел хор храма под управлением Александра Ребиндера.

По заамвонной молитве протоиерей Николай Озолин произнёс проповедь:

Дорогие братья и сестры!

Вы все знаете, что сегодня, во второе воскресенье Великого поста, мы празднуем память великого святителя церкви Христовой Григория Паламы. Он был в точном смысле этого слова иерархом православной церкви в Византии. И я нарочно выписал из постной Триоди тропарь, посвящённый ему: «Правосла́вия свети́льниче,/ Це́ркве утвержде́ние и учи́телю,/ мона́хов добро́то, богосло́вов побо́рниче непребори́мый,/ Григо́рие чудотво́рче, Фессалони́тская похвало́,/ пропове́дниче благода́ти,// моли́ся вы́ну спасти́ся душа́м на́шим».

Святитель Григорий Палама остался в памяти церкви как один из самых важных защитников истинного православного богословия. В чем собственно его главный подвиг? — подвиг его в том, что он защищал православное учение о святости. Григорий Палама отстаивал реальность нашего общения с Богом, которое происходит в церкви и в её таинствах. Он говорил, что святость — это свойство божественной природы, к которому члены церкви приобщаются стяжанием нетварных сил и энергий Святаго Духа. То есть он успешно защищал экзистенциальный опыт святости таким, каким он живёт в церкви со дня Пятидесятницы и по сей день. И будет так жить до второго пришествия Спасителя.

Получилось так, что само почитание святителя Григория Паламы ожило в жизни русской эмиграции в Европе и, в частности, во Франции. Тогда в богословии Григория Паламы совершаются открытия для всех верующих, поскольку еще в XIX и даже в начале XX веков святитель Григорий Палама не относился к числу самых чтимых святых. Его почитание пришло постепенно с новым открытием русскими богословами русской эмиграции сначала для самих себя, а затем и для всё более широких кругов верующих.

Хочу назвать несколько имён. Первооткрывателем, если так можно выразиться, был архиепископ Брюссельский и Бельгийский Василий (Кривошеин) (1900–1985). Он много лет был афонским монахом и общался с монахами той обители, в которой жил Григорий Палама. Владыка Василий написал первую научную богословскую статью об учении Григория Паламы. Владыка Василий нередко служил и в нашем храме, когда приезжал на епархиальные собрания под председательством тогдашнего экзарха, митрополита Антония Сурожского.

Второй важный богослов, выпускник Свято-Сергиевского православного богословского института, который посвятил всю жизнь изучению наследия Григория Паламы, — протоиерей Иоанн Мейендорф (1926–1992). Он окончил также Сорбонну и блестяще защитил докторскую диссертацию, посвящённую святителю Григорию Паламе, которая стала классикой византологии. Вскоре после своей защиты он уехал со своей семьей в Америку и стал профессором Свято-Владимирской духовной семинарии в Нью-Йорке. Но он никогда не оставил мысли о важности и значении православного учения святителя Григория Паламы.

Кто ещё бы, наверное, много в своей жизни занимался бы наследием Григория Паламы — это Владимир Николаевич Лосский (1903–1958). Но как вы все знаете, он скоропостижно и преждевременно скончался. И потому от него осталось всего несколько статей, он не успел разработать эту тему. Конечно, нельзя забывать того, кто познакомил молодого Мейендорфа с Григорием Паламой, это был архимандрит Киприан (1899–1960). Он был профессором патристики на Свято-Сергиевском подворье и написал первое крупное исследование по богословию святителя Григория Паламы на русском языке.

Так что паламизм был открыт во Франции русскими богословами. С чем я вас и поздравляю.

После состоялась традиционная братская трапеза.