Трехсвятительский Кафедральный Храм в Париже

☦ КОРСУНСКАЯ ЕПАРХИЯ

Великий пост – это своего рода десятина, которую мы посвящаем Богу

В 2017 году Великий пост выпал на период с 27 февраля по 15 апреля. И сейчас идёт его третья седмица, в ходе которой состоялась беседа редакции сайта храма Трёх Святителей с иеромонахом Иосифом (Павлинчуком) и иереем Иоанном Димитровым.

 

– Отец Иосиф, отец Иоанн, здравствуйте! И спасибо, что нашли время для этой беседы, которая, хочется надеяться, будет интересной и полезной для посетителей нашего приходского сайта. И чтобы сделать небольшое вступление, позвольте такой вопрос. Безусловно, есть некие устоявшиеся на общецерковном уровне, то есть с точки зрения канонического права и богословской доктрины, понятия. Но тем не менее их переживание каждым из нас отличается. Что значит в первую очередь Великий пост для вас?

Отец Иосиф: Во-первых, здравствуйте. Во-вторых, хочу поблагодарить за инициативу организовывать духовные беседы для читателей нашего сайта. Надеюсь эта инициатива не останется бесплодной. А теперь перейдем к самому вопросу. Что значит лично для меня Великий пост? Я умышленно повторю этот вопрос, потому что не так часто как хотелось бы, задаю его себе и размышляю об этом. Думаю, это время переосмысления духовной жизни, это время вопросов и анализа своих поступков. Иногда время поста вызывает недовольство, а порой даже и ропот. Ропот на слишком тяжелые церковные уставы, на сам период поста, но есть и утешение. Оно проявляется очень во многом начиная с физических достижений или облегчений (легкость тела, хорошее пищеварение) и заканчивая радостью духовной. Особенно радостно бывает на службах, на молитве в храме и дома, утешительно после исповеди, благодатно после причастия Тела и Крови Христовой. Вкратце могу сказать, повторяя известную формулировку, что время Великого Поста для меня означает «духовную весну» со всеми вытекающими.

Отец Иоанн: Здравствуйте уважаемые читатели! Великий пост – это особенное время для каждого сознательного христианина. Что он значит для меня, и то, как он проходит, к сожалению, сильно отличается. Сильно не дотягиваю. Во-первых, это время, когда хочется достигнуть больше цело-мудрия, смиренно-мудрия, терпения и любви. Именно в таком порядке, поскольку последнее достигнуть труднее всего, но в то же время самое необходимое. Терпение и любовь как оружие против распыленности, раздражения и гнева, столь частыми в ритме жизни большого города. Очень хочется, чтоб во время Великого поста быть хотя бы бледным отражением распятого Христа и все перенести с терпением и любовью. Но увы… не всегда удается, к сожалению.

 

– В наш высокотехнологичный век многие дискуссии проходят в виртуальном пространстве. Не обошло это явление и жизни православных христиан. Каждый год мы становимся свидетелями многих и многих интернет-дискуссий, назовём их мягко так, в которых несмотря на великопостный период люди спорят друг с другом о правильности или неправильности той или иной практики личного поста. Что вы об этом можете сказать с точки зрения священника? Есть ли универсальные и незыблемые правила поста?

Отец Иоанн: Высокотехнологичному веку могу быть только благодарен. Люди у нас много работают, учатся; храмов по близости нет, иногда ближайший храм за сотни километров. И вот в тут наши технологии помогают не оставлять людей без духовной пищи: электронная почта, Viber, WhatsUpp, аудиокниги, видеоролики, подготовки к крещению, к посту и многое другое. «Спорить о практике личного поста»… Ну, во-первых, пост – несовсем личное, а все же общецерковное дело. Сугубо личным оно становится в атомизированном обществе. Но это не совсем нормально. Подавляющее большинство церковных текстов написаны и поются от первого лица множественного числа, а не единственного. И даже там, где читаем от единственного числа, на общем богослужении это – собирательное лицо. Церковь – этообщество любящих друг друга (или хотя бы стремящихся к этому) людей.

Пост общецерковный, как и Пасха общецерковная. Почему-то нет дискуссий, как праздновать Пасху, как громко и с какой интонацией кричать «Христос Воскресе», какие блюда правильнее есть, что можно пить, кому и в какое время суток, и в каком количестве. Там все дружно печем кулич, и красим, и режим, и делимся. Но при этом каждый по своим материальным возможностям и желаниям. Все руководствуются общецерковной традицией и только в меру возможностей или необходимостей отходят от нее. Было бы неплохо также смотреть на употребление пищи во время поста. Есть общецерковные принятые ограничения в пищи, но есть и духовник (или просто знакомый священник), кто может что-то посоветовать, порекомендовать и т.д. Все же «не то, что входит в человека оскверняет его». Во всем нужна мера и рассудительность. А разговоры о качестве пищи во время поста только отражают уровень поста обсуждающих. Пост никогда не самоцель, а только средство к достижению цели. Когда он цели не достигает, то остается, по большей части, церковной диетой. И тогда как же быть с целомудрием и смиренномудрием? С терпением и, что самое главное, с любовью? Про что это? С чем это едят? И главное, когда?

Отец Иосиф: Да, это вопрос, к сожалению, обсуждается на разных площадках и в виртуальных журналах. Почему к сожалению? Именно потому, что практика поста должна обсуждаться не на виртуальных площадках с совершенно незнакомыми людьми, даже если они десять раз православные, но с духовником. Каждый должен приложить по силам и с советом духовника личное усилие в несении поста, принять участие в этом всеобщем подвиге веры. Плохо когда советы по поводу поста начинают даваться разными сомнительными личностями или «младостарцами». Часто это может навредить или отпугнуть даже очень положительно настроенных новоначальных прихожан.

Думаю, говорить об универсальных правилах поста не совсем правильно. Хотя в Типиконе прописываются правила. Сейчас издается масса календарей, где указываются эти общие правила: сухоядение, пища с растительным маслом или на трапезе полагается вино и т.д. Все это не плохо и даже нужно. Оно помогает дисциплинироваться, организоваться в отношении пищи, но нужно иметь рассуждение и не начинать все слепо прилагать к себе. Даже люди которые постятся с детства и то, в какие-либо периоды жизни могут, скорректировать или отклониться от общих правил. Однако, еще раз повторю, желательно делать это по благословению духовника и со смирением, также как и начинать пост. В противно случае, можно свести сам пост к какой-либо диете или голоданию.

 

– Первая седмица Великого поста была наполнена продолжительными и особыми по своей структуре богослужениями, которые позволили православным настроиться на особый, как представляется, молитвенный лад. Какова она великопостная молитва, и каково её место в великопостном подвиге?

Отец Иосиф: Это пожалуй самый сложный вопрос. Если апостол побуждает «непрестанно молиться», то в период поста это самое благоприятное время. Именно молитве следует отвести центральное место, и самое главное, молитве осознанной, не машинальной. Выражаясь словами Антония Сурожского хочется сказать: «Молитве как предстояния перед Богом». Что касается богослужений, то они во время поста совершаются по особому уставу великопостному. И в этом отношении первая седмица Великого поста почти ничем не отличаются от остальных, кроме того что на великом повечерии в первую седмицу прочитывается канон свт. Андрея Критского. Естественно, в приходской жизни, нам приходится немного сокращать службы и кажется практичнее проводить Литургию Преждеосвященных Даров утром, хотя во многих храмах, и даже в кафедральном соборе, она совершается вечером.

Во всяком случае, каждый христианин во время поста должен побуждать себя как можно чаще отрываться от мирских дел и проводить время в общении с Богом, в молитве келейной или церковной, если такая возможность представляется.

Отец Иоанн: Великопостная молитва – она особая. Не для красного словца. Вряд ли тот, кто смог хотя бы один раз в своей жизни пережить первую неделю без суеты, услышал и погрузился в молитвы первой недели не сможет это передать. Слава Богу, в семинариях, где я учился (в Одессе и в Сергиевом Посаде) у меня такая возможность была. И снова, для человека в ритме большого города эта молитва имеем еще большее значение: как глоток тишины в шумовом потоке, как голос любимого человека после долгой трудной разлуки. Говорят, они длинные. Нет, они прекрасные; нужно только услышать и попытаться понять. Великий пост без первой и последней недели перестает быть Великим. Знаю много православных, которые по разным причинам, в том числе из-за отдаленности от Церкви, не соблюдают пост, но первая и последняя неделя поста – обязательно. Даже если они не причащаются. Да, и такое есть – пост без причастия. То есть резонанс первой и последней недели чувствуется за пределы стен храма, у людей, редко туда заглядывающих. Что же говорить, о тех, кто в это время молятся в храме?… В эти дни может не всегда удается настроиться на особый молитвенный лад или темп на весь пост, но особый след они оставляют, и всегда есть желание снова это пережить.

 

– Часто ради достижения какой-либо цели, человек должен себя ограничить в чём-то. Очевидно, что такие ограничения присутствуют во время Великого поста. В чём, на ваш взгляд, должен ограничить себя постящийся и какова цель таких ограничений?

Отец Иосиф: Это вопрос сугубо индивидуальный. Каждый должен для себя решить, что ему мешает в духовной жизни и как это легче побороть, какую борьбу предпринять. Кто-то видит в себе пристрастие к вину, кто-то к телевизору или компьютеру, кто-то к шопингу либо азартным играм и так далее. Вот с этими пристрастиями, в первую очередь, и следует бороться. Хорошо для этого посоветоваться с духовником, прочитать соответствующие душеполезные наставления из Святоотеческого наследия и конечно же молиться, чтобы Господь помог «зрети (видеть) свои прегрешения».

 

– Мы уже вкратце затронули тему споров и дискуссий, которые сопровождают Великий пост. Оставим в стороне оценку самого факта их наличия. Понятно, что ни ваши, ни слова другого современного священника самых консервативных людей не переубедят. К трудам и мыслям кого из церковных православных мыслителей и богословов можно в таком случае обратить взоры таких людей?

Отец Иоанн: Припев наставлений преподобного Серафима Саровского: «Спасись сам, и тысячи вокруг тебя спасутся». Кажется, это звучит эгоистично или противоречит сказанному выше об общецерковном деле. Но, в данном случае, речь идет не о пренебрежении другими, а о заботе о том, чтобы наш свет и наш пример побудил других делать также. «Вы свет мира… Вы соль земли…»: начинать нужно все же с Евангелия. И заканчивать тоже им. Остальное только большое приложение к Нему, хотя весьма важное приложение. Я бы им посоветовал притчу о мытаре и фарисее. Там, как оказалось, пост два раза в неделю даже в сочетании с милостыней не оправдал человека.

Отец Иосиф: Благодаря интернету нам стали доступны очень многие творения древних и современных отцов Церкви, общеизвестных или малоизвестных церковных писателей. Естественно, на первом месте должно оставаться Священное Писание, богослужебные тексты, желательно перечитывать их в переводе на русском или французском языке, кому как понятнее, чтобы вникать и понимать смысл читаемого. Чуть выше я уже упомянул митрополита Антония Сурожского, хотелось бы выделить также книгу протопресвитера Александра Шмемана «Великий Пост», архиепископов Каллиста (Уэр) («Внутреннее Царство», «Великий Пост и общество потребления») и Иоанна (Шаховского) («Психология поста»), священника Александра Ельчанинова («Записи»). Перечень книг и статей о Великом посте можно продолжить, но главное, прочитывая их, не терять сути.

 

– Немного провокационный вопрос, возможно, но он важный. Как относится церковь к «внешнему» великопостному благочестию? Скажем, если человек не ест мяса и других скоромных продуктов, но при этом продолжает скандалить, ругаться с ближними, обсуждать и осуждать людей, которые в силу разных причин не соблюдают полностью пищевые ограничения, сквернословить и тому подобное. Есть ли смысл в таком посте?

Отец Иоанн: Это приложение к сказанному выше: это не пост и ничего общего с постом не имеет. Это просто диета. Притом вредная диета. Когда ее нет у человека нет самообмана, что он постится и весь такой хороший, белый и пушистый. И в определенный момент может осознать свою греховность и начать все же поститься, именно поститься – и духовно, и телесно. Соблюдение одной лишь диеты и полное пренебрежение духовным составляющим – это яд. Душа погрязла, а диета покрывает все белым покрывалом самообмана, псевдо-поста: «у нас все чисто, ты молодец, ты постишься, все хорошо, не напрягайся». Не то, что нет смысла в таком посте, поста здесь просто нет. Вообще нет. «Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми», – вот припев ограничений во время Великого поста. А не «вкус прянностей, колбасок, говяжки и сырка не даждь ми вкусити».

Отец Иосиф: Я немного не соглашусь с отцом Иоанном. Думаю, смысл все же есть. Даже если человек только внешне придерживается постных предписаний, все-таки в какой-то момент возникает смысловой вопрос. В этом контексте нужно уточнить, что пост мы совершаем для Бога, как проявление религиозной практики, а не просто как диетическое средство по борьбе с лишним весом. В последнем случае, конечно, речь не может идти ни о какой духовной составляющей. Очень жаль, когда человек вступает в физический Пост неосмысленно, без всяких духовных ограничений и мотиваций. Как я понимаю, вопрос именно об этом. По простоте своей человек может и так себя повести, как в случае с Савлом, и мы не знаем каким образом Господь его вразумит. Очень бы хотелось чтобы вразумление наступило, как можно раньше.

 

– А теперь практически тот же вопрос, но наоборот: человек молится, занимается самоанализом, старается исправиться, ходит в храм, совершает добродетели, но ест скоромные продукты?

Отец Иосиф: Да, к сожалению, есть и такое. Что можно сказать? И в первом случае крайность, и во втором огромное заблуждение. Пренебрегая, вроде, в малом, человек лишает себя большего. Сложно бывает, особенно уже в зрелом возрасте, осознать всю красоту поста и его потрясающую пользу. Отказываясь от поста человек впадает в какое-то безразличие к духовной практике предшествующих тысячелетий. С высоты современного богословского понимания аскезы многие пренебрежительно относятся к посту, как к пережиткам прошлого. Происходит какое-то духовное затмение. Но и в этом случае, если человек искренен и всем сердцем желает угодить Богу, надеюсь, Господь его просветит.

Отец Иоанн: По-моему, здесь речь идет о плохом самоанализе. Если человек свободно ест все эти продукты, не имея в этом строгой нужды (беременность, болезнь и так далее), то он – вернемся к теме общецерковного дела и солидарности – не видит необходимости влиться в общий организм Церкви и остается атомом на периферии Церкви. Духовный пост, безусловно, важный. Но многовековая традиция говорит и об ограничении в пище. Если человек не просто ходит в храм и не просто старается исправляться, а хочет чего-то большего – стать частью единого целого организма, чем Церковь является, – он все же с определенного времени начнет соблюдать и телесный пост. Мораль и духовность все же неравнозначные понятия. Первое содержится во втором, но второе не ограничивается первым. Как бы то не было ограничения – как телесные, так и духовные – призваны обогатить и усилить человека духовно, а не только улучшить его моральный облик. Мораль вне религии или без религии, к сожалению, или к счастью, есть. Но христианин стремиться не к моральному только, а к духовному.

 

– Немного формальный вопрос. Почему этот пост называется «Великий»? Только ли из-за его продолжительности?

Отец Иосиф: Это не совсем верно. Великий пост или пост святой Четыредесятницы и Страстной седмицы называется так по особой важности его установления. Он установлен главным образом в память сорокадневного поста Иисуса Христа, вскоре после Своего крещения удалившегося в пустыню и постившегося там (Мф. 4, 2), а также сорокадневного поста Моисея (Исх. 34, 28) и Илии (3 Цар. 19, 8). Его установление приписывается самим апостолам и в самих ранних церковных памятниках мы находим упоминания о нем. Великий пост это своего рода десятина, которую мы посвящаем Богу. Думаю, совокупность всех этих факторов и породила такую формулировку.

Отец Иоанн: Согласен с отцом Иосифом. Это единственный пост, во время которого меняется полностью богослужебный ритм. Другие богослужебные тексты. Даже мелодии совсем другие, более трагичные, минорные. В нем все великое. Как и праздник, к которому он ведет и которым он заканчивается: Пасха Христова – «Праздников праздник и торжество из торжеств». Это не просто двунадесятый (один из 12 великих праздников) праздник – это Пасха. Это фундамент нашей веры. «Если Христос не воскрес, то наша вера тщетна», – говорит апостол Павел. Парадокс в том, что к величайшей радости христианства готовит период воспоминания горя, период плача и рыдания, период слез и покаяния. Но этим Великий пост и велик.

 

– Какое напутствие или пожелание вы могли бы адресовать нашим читателям, которые соблюдают пост? А, может, и тем, кто только задумывается об этом. Ведь не случайно в огласительном слове Иоанна Златоуста, читаемого во время пасхального богослужения, вспоминаются и те, кто намерение имеет.

Отец Иосиф: Помоги Господи всем кто вступил на эту стезю духовного подвига. В третье воскресение Поста, мы будем совершать поклонение Честнаго и Животворящего Креста Господня. В евангельском чтении в это воскресение звучат слова Спасителя: «кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, (каждый день) и следуй за Мною» (Мр. 8, 34), желаю чтобы мы помнили об этом.

Отец Иоанн: Нового ничего не скажу. Непрестанно молитесь. Пост и молитва – крылья христианской жизни. Есть периоды поста и периоды, когда не только не нужно, но и не рекомендуется поститься, однако нет периода молитвы и периода, когда рекомендуется не-молиться. А молитва приведет ко Христу, к которому и призывает святитель Иоанн Златоуст в своем слове. И когда христианин во Христе и Христос в нем, все остальное – пост, воздержание и многое другое, все позади. Не потому, что от них можно отказываться, а потому, что они уходят на задний план. А в фокусе Христос. Они только средство, а цель Христос.

 

– Отец Иоанн, отец Иосиф, спасибо вам большое за эту беседу. И, надеемся, до новых встреч.

 

Вид Иудейской пустыни